Шаблоны для сайтов в системе uCoz
Главная » 2013 » Октябрь » 7 » Настоящий Майкл
01:08
Настоящий Майкл
Действительно ли я верю в то, что мы можем исцелить мир, который даже сегодня полон войн и геноцида? Действительно ли я верю в то, что мы можем исцелить наших детей? Тех самых детей, которые ходят в школу с оружием и ненавистью, и расстреливают своих одноклассников, как было в Колумбине? Или детей, которые могут забить до смерти маленького ребенка, как это было в трагической истории с Джэми Булгер? Конечно, я верю. Иначе меня бы не было здесь сегодня вечером.

Дэвид Нордал, США

 

Впервые я познакомился с Майклом в марте 1988. До этого я нарисовал несколько картин для Стивена Спилберга. Одна из них висела на стене в его офисе. В январе Стивен позвонил мне сказать, что мне позвонит Джон Войт, так как он очень был заинтересован в моих работах.

Вскоре после этого, мне позвонила секретарь из Лос Анджелеса и попросила фото моих работ для ее боса, имя которого она не назвала. Я предположил, что это была секретарь Джона Войта. Я выслал фото своих работ и брошюру о предстоящей выставке, которая должна было состояться в Скотсдале, Аризона, в середине февраля.

Через несколько дней после моего возвращения с выставки, я работал до глубокой ночи, как вдруг, между двенадцатью и часом раздался телефонный звонок. Обычно в такое время звонит либо кто-то из семьи, если случилось что-то важное, либо какой-то пьяный ошибся номером. Я был удивлен услышать голос на другом конце провода: «Это Майкл Джексон». Я был уверен, что это розыгрыш. Ну зачем Майклу Джексону понадобилось звонить мне? Голос сказал: «Спасибо за фотографии ваших работ». Будучи человеком среднего ума, я все же быстро сообразил, что я отправил фото не Войту, а Майклу Джексону. После того, как я оправился от шока, у нас начался долгий и приятный разговор. В разговоре Майкл спросил меня даю ли я уроки рисования. Я ответил, что нет. Тогда он спросил, дал бы я ему уроки рисования. Я объяснил, что я готовлю работы для выставки и у меня ограничено время. Я попросил его дать мне несколько дней, чтобы подумать.

Пару дней спустя, по телевидению сказали, что Майкл будет открывать «Бэд тур» в Канзасе, Миссури. И я подумал, что он будет слишком занят для уроков рисования. Но, к моему удивлению, мне позвонила его ассистентка Джоли, и сказала, что Майкл был в восторге от нашего с ним знакомства, и дала мне список городов, в которых он будет выступать. Она сказала, чтобы я выбрал один город. Я выбрал Денвер, Колорадо, так как это рядом с моим штатом Нью-Мексико. Вскоре после этого позвонил сам Майкл и спросил не мог бы я упаковать все что нужно для рисования – мольберт, доску для рисования, лампы, краски и и т.д. и отправить это в отель, где он остановится. Я выполнил то, что он просил.

Майкл прислал для меня лимузин, чтобы отвезти в аэропорт (около 67 миль от моего дома в Санта Фе). Когда я прилетел в Дэнвер лимузин уже ждал меня, чтобы отвезти в отель; у меня был свой водитель все пять дней, в течении которых я находился в Дэнвере. Войдя в отель, персонал отеля поприветствовал меня особым образом. Вот это да! Такого внимания мне не оказывали ни в одном из отелей, в которых я останавливался.

Прибывший ящик с оборудованием принесли в мой номер сьют. Я начал распаковывать его, когда зазвонил телефон. Мне звонила Джоли и сказала, что Майклу не терпится встретиться со мной и может ли он приехать прямо сейчас. Я сказал «конечно».
Вскоре после этого в дверях появился Майкл и его телохранитель Чак. Майкл был застенчивым, поэтому Чак несколько минут находился с нами в номере. Когда он понял, что Майкл уже освоился, он извинился и оставил нас одних. Я приехал в Дэнвер во вторник, так что у нас было ещё три дня до его концерта. Мы обошли все галереи, книжные магазины, для нас даже был организован приватный показ египетских артефактов в музее естествознания. Мы также занимались рисованием, и вообще, провели прекрасно время вместе. Я нашел его умным, чутким, сострадательным, и кроме всего этого, забавным. У него было отличное чувство юмора.

Наступил вечер его первого концерта. Мы отправились на стадион за полтора часа до его начала. Дорога до стадиона была ужасной: три фургона гнали более 70 миль в час, в сопровождении полицейских машин с воем сирен. Движение затрудняло машина с двумя японками, которые отчаянно хотели прибыть на стадион в то же самое время, что и мы.

По прибытию на стадион, Майкл сразу же направился на территорию с обозначением «вход строго воспрещен». Это была территория, откуда я мог видеть детей в инвалидных колясках; некоторые были с медсестрами, другие с семьями, а некоторые из них с аппаратом искусственного дыхания. Позже я узнал, что одни мальчик умер когда он находился с Майклом. Он был одним из детей с серьезными заболеваниями, чье последнее желание было встретиться с Майклом. Это разбило мне сердце.

Я спросил Майкла после концерта, как он мог проводить время с этими детьми, а потом идти на сцену, чтобы дать грандиозное выступление. Он ответил: «А как я могу иначе?» Я узнал, что Майкл всегда был доступен для больных или умирающих детей. Часто Майкл летел в другой город, чтобы навестить больного ребенка, который не мог вставать с постели. Он дарил таким детям свою перчатку или шляпу и говорил ребенку, что он вернется к нему снова в указанное время. Майкл говорил: «Я знаю, я обычный человек, но Майкл Джексон суперзвезда может придать силы ребенку прожить ещё один день, или неделю, и дольше». Я восхищался его способностью сопереживать.

Я был на многих его концертах, и все они, казалось, привлекали людей разных возрастов. Я был удивлен этим. На его концертах были дети, подростки, молодые родители, люди среднего возраста, и, да, даже пожилые были там.

Тем летом, Майкл пригласил меня пожить на его ранчо. Он тогда только что его купил; это было поместье в 2800 акров на севере Санта Барбары. Поместье было в запущенном состоянии, что требовало косметического ремонта, а также Майкл планировал разместить там аттракционы. К моменту моего приезда, уже было очищено озеро, пересажены цветы, установлены новые ворота, театр; устанавливали карусель и поезд, который возил бы детей по аттракционам. Майкл сказал: «Я хочу, чтобы здесь дети чувствовали себя по-особенному. Я хочу, чтобы они отдохнули от всего, что им приходиться выносить».

Ранчо было не только убежищем, где Майкл мог свободно бродить без охраны, но также и подарком детям, которым нужны были радостные переживания. Все аттракционы были приспособлены для детей в инвалидных колясках. Мы с Майклом разрабатывали план для аквапарка в Неверлэнде, а также комплекса зданий, где больные дети и их семьи могли бы оставаться на ночь. Он знал, что больные дети лучше выздоравливают в атмосфере надежды, позитивных мыслей, смеха и волшебства. Темные и бесшумные больничные палаты вызывают депрессию, а не радость; а именно радость лечит, как говорил Майкл.

Здания для больных детей должны были быть деревянными с большими эркерами, и располагаться в лесу. Он хотел большие окна, потому что он знал, что больные дети часто просыпаются по ночам и могут испугаться. Он хотел построить театр под открытым небом с огромным экраном Сони, который можно было бы видеть через стеклянные стены домов, где жили больные дети. На экране показывали бы мультфильмы всю ночь на случай, если дети проснуться, то смогли бы как-то развлечь себя.

В ноябре 1994 Майкл позвал меня в Нью Йорк. Он хотел, чтобы я помог ему зарисовать проект, в котором он был заинтересован. Я, Майкл и Лиса Мари остановились в «Башнях Трампа».

Я часто ездил туда куда звал Майкл поработать над его проектами. В это время Майкл оказывал помощь людям и детям из Восточной Европы (особенно из Сараево). Он построил там сиротский приют и отправил в тот регион самолет 747 с врачами и медицинским оснащением.

Майкл и Лиса хотели привести в штаты мальчика и оплатить его операцию на сердце. Операция стоила 125 тысяч долларов, но когда они узнали, что Майкл и Лиса собирались оплачивать операцию, стоимость резко выросла до 250 тысяч. Для человека, который делал для других так много, такие поступки людей были необъяснимы.

Вскоре после этого, Майкл сказал мне: «Мы все пришли на эту землю с какой-то целью. Моя цель – помогать детям. Я очень благодарен, что бог наградил меня талантом, благодаря которому я могу делать то, что я хотел всегда делать».

За последние два десятилетия нашей дружбы, Майкл не изменился. Его движущей силой оставалась помощь больным, которые подвергались жестокому обращению, бедным. Неважно в чем люди пытались его обвинить, Майкл любил детей, он жил ради них. Они были самым важным в его жизни, фактически были смыслом его жизни. Вся работа Майкла была посвящена детям – детям всего мира, или ребенку в каждом из нас.

Сообщалось, что Майкл пожертвовал более 300 миллионов долларов за свою короткую жизнь. Я знаю лично, сколько операций он оплатил больным детям. Я чувствую утрату с уходом Майкла, но мир потерял одного из величайших артистов и филантропов.
Я хочу, чтобы мир знал настоящего Майкла. Майкл всегда говорил, что если ты говоришь о своих благих делах, то ты сводишь их пользу на нет, поэтому он очень скромно отзывался о своей гуманитарной работе.

Никто даже не узнает как много он сделал для этой планеты и детей. Мир никогда не узнает, кого он потерял, потому что люди ценят Майкла Джексона только благодаря его музыке, а не благодаря его гуманитарной деятельности; это несправедливо для всех нас и для наследия Майкла Джексона.

Изображение Изображение



Фонд Майкла «Исцели мир» организовал и обеспечил доставку гуманитарной помощи под названием «AmeriCares» на 2,1 миллион долларов. Самолетом в Сараево было доставлено 47 тонн материальной помощи: медицинское оборудования, одеяла, зимняя одежда и обувь.






http://mjworld.ucoz.ru/






Категория: Дань королю | Просмотров: 481 | Добавил: Man89 | Теги: Michael Jackson, всё о нём, Michael Joseph Jackson, журналы с майклом джексоном, Ошо, black & wh, майкл джексон, Деби Роу, mj, Smooth Criminal | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]